Вязли и сани, вязли и сами.
Снегом глубоким шли к Обояни.
Мне восемнадцать. Двадцать дружку.
Мы отоспались ночью в стожку.

Звезды угасли. Ветер кругом.
Танки завязли. Прем со штыком.
Мамочка-мама, близок рассвет.
Но артподдержки все еще нет.

Дали патроны. Десять на рот.
- Родные, пехом! - ротный орет.
Яры глубоки. Съехал - засел.
Влез понемногу. Снегу поел.

Вот она, близко, та Обоянь.
Кладбище, церковь. Мутная рань.
Перед кладбищем толстый забор.
Старая кладка. Крепкий раствор.

Вышли на поле, как на ладонь.
Из-за забора шквальный огонь.
Восемь их, фрицев, нас восемьсот.
Бутовый камень штык не возьмет.

Не окружить их, не обойти.
Нету иного снегом пути.
Два пулемета, тяжких МГ.
Друг оступился, пуля в ноге.

Падает ротный с алым лицом.
Был он в цепочке равным бойцом.
Мы залегаем. Стылая дрожь.
Или замерзнем, или "даешь!".

Встали. Поперли. Снег так глубок.
Встал и товарищ: пуля в висок.
Нету комбата. Вон он, в снегу.
Мамочка-мама, я не смогу.

Близко. Бросаю. Пальцы как лед.
Грохнуло. Глянул - нет, недолет.
Мамочка-мама, трудный рассвет.
Писем не будет, мамочка, нет.

Не огорчайся. В серую рань
Не ворвались мы в ту Обоянь.
Мамочка-мама, лишь через год
Друг незнакомый город возьмет.

Светом кровавым вспыхнет восток.
Друг одолеет. Я же не смог.
(Из повести "Заулки")

Я умер в августе 41-го. Причиной моей гибели стала противопехотная мина. Я плохо помню все подробности. Помню, что я бежал, бежал куда-то... И вдруг внезапно адская боль пронзила каждый сантиметр моего тела. Но это длилось лишь мгновение, я продолжал бежать, или мне так казалось, сейчас это уже неважно. Потом стало темно, я ничего не видел, но мог слышать. Я слышал голоса, звук пролетающего мимо истребителя, крики. Внезапно все стихло.

Я открыл глаза и увидел небо, оно было таким синим, таким родным... Мне хотелось плакать, но я не мог, не мог проронить ни одной слезы! Вокруг была тишина. Я лежал и не чувствовал ни боли, ни усталости, напротив, я ощущал такой прилив сил и энергии, что в пору было вскочить и побежать... Но я не мог пошевелиться, меня будто парализовало, как такое возможно? Мне тогда многое было непонятно, многое казалось странным. Я задавал себе тысячу вопросов, но не находил ответа ни на один из них. Мне и сейчас не все ясно, но разве мог я тогда подумать, лежа здесь вот так, что это место станет моим домом навечно!

Я не могу встать и осмотреться вокруг, все, что я вижу, это часть земли, на которой лежу, и небо. Иногда я различаю голоса людей, но, видимо, они здесь бывают нечасто. Где-то вдалеке время от времени слышится звук проезжающих машин. А зимой здесь совсем тихо. Мне нравится смотреть на падающий снег. Помню, как в детстве ловил ртом снежинки, после чего неоднократно лежал в горячке. Мама заботливо поправляла одеяло, гладила меня своей рукой по голове и улыбалась. Она любила меня, очень любила.

А потом ее не стало... Помню, как бабка, утирая мне слезы, говорила, что придет время, и я снова увижу свою мать. Но я не увидел! Нет, я не обижаюсь на бабку, она ведь не знала, ей самой было неведомо, что творится по ту сторону жизни. Я часто думаю о маме: неужели и с ней сейчас то же самое, что со мной? Нет! Это ужасно, ну кто мог подумать, что так произойдет, что здесь ничего нет, кроме пронизывающей душу тоски и воспоминаний. Но самое страшное, что теперь уже это никогда не закончится.

Еще одна вещь не дает мне покоя: ее глаза, такие же синие и родные, как небо. Ее глаза - это последнее, что я видел, когда уходил на фронт. Они были полны слез, она не хотела, чтобы я ушел, не хотела меня отпускать. Но я не послушал, глупо, но мне казалось, что я вернусь, что я еще увижусь с ней и скажу ей: "Прости!". Думал, что обниму ее, думал, что буду счастлив с ней... Так странно, а я даже не помню ее имени, помню только, что любил и хотел быть только с ней. Она одна для меня была всем! Я не боялся смерти, более того, я никогда всерьез не задумывался о ней. Я ошибался... Людям вообще свойственно ошибаться.

Не знаю, сколько времени прошло с момента моей кончины, я потерял ему счет, оно для меня остановилось. Что было и что будет дальше, теперь уже не имеет значения. Меня больше нет, я существую лишь в своем воображении. И вернуть назад уже ничего нельзя. Я жалею лишь об одном, что мало верил. Мне казалось, что рай - это всего лишь библейская выдумка, сказка, не более. А теперь я понял, что моя прежняя жизнь и была раем.

Я умер в августе 41-го...

Автор: Анна Светлова

-------------------------

P.S. Прошу оценить данное творчество.

***

Jan. 30th, 2015 09:55 pm
Природа-матушка родная,
Ты помоги мене унять
Ту боль, что в сердце затаилась,
Мне не унять ее порывов.

Я опоздал, и в этом я
Один лишь только виноватый.
Зачем же мучишь ты меня,
Не отпуская в час утраты?

Зачем, нарушив мой покой,
На перепутье повстречалась?
Твой взгляд холодною стрелой
В моей душе разбудил пламя.

И даже время, расстоянье –
Одни из лучших лекарей,
Уж не излечат в сердце рану
До окончанья моих дней.

И ты прости меня родная
За то, что зная, не любим,
Друг другу души раздираю,
Тоской и ревностью томим.

Но, невзирая на утрату,
Судьбу свою благодарю.
С надеждой, с верой повторяю:
«Мой свет, спасибо, я живу!»
Двадцатый век уж позади.
Подарочком он не был.
Две мировые войны не прошли
Для человечества даром.
Фашисты, нацисты, гестапо, СС -
Под знаменем третьего рейха.
Могилы копали народы себе
Под крики и вопли «Хай, Гитлер!»


И бились титаны Холодной войны,
Чуть было не ставшей третьей.
Планету зажали в стальные тиски,
Друг друга пугая ракетой.
Афган, Пакистан, и Вьетнам, и Лаос,
И даже алжирское пекло.
И кровь проливалась, и слезы лились –
Опять человечество гибло.


Но, вот, уничтожен кровавый титан.
Другой же не менее красный.
А мир с облегченьем воскликнул: «Ура!»,
Но радость была напрасной.
Где раньше царили звезда с кумачом,
Там ныне звезды в полоску.
А смерть породила исламский террор
На землях, рождавшие сказку.


Андрей Ростов, 2000г.


Зачем мы встретились? Ответь, зачем
Друг друга мучим, обижаем?
Ведь мы никому ничего не должны
И в верности клятв не давали.

Виной тому случай – посланник судьбы.
Пронесся, как вихрь над бездной.
И раз навсегда все вовек изменил
В той жизни моей безмятежной.

Я бросил ту жизнь на алтарь небесам,
Ничуть ни о чем нежалея.
И верю, что на перекрестке путей
Случайная встреча была не случайной.

Зачем же все рушить, как карточный дом,
И ставить кресты в отношеньях?
Ведь мы ни кому ничего не должны
И в верности клятв не давали.

Андрей Ростов

Я подарю тебе свободу,
В любовный замок заточась.
И пусть проходят мои годы, -
Твоя судьба важней сейчас.

Я подарю тебе свободу,
Какую сможешь унести.
Во всей Вселенной бессомненья
Такой свободы не найти.

Я подарю тебе свободу,
Надеясь только повторять
Одну единственную фразу:
"Привет, родная, как дела?"

И может быть, минуя годы,
В твоей душе зажжётся свет,
И ты подаришь мне свободу,
Чтобы проститься с ней на век.

И мы простим друг другу муки,
Души неудержный порыв,
И счастье обретём на веки
В любовном замке для двоих.




Стихотворение: andreyrostov
Картинки с сайта: gifzona.com

О, как же я "устал",
О, если б кто-то знал.



Я ненавижу этот мир,
Погрязший в алчности, корысти.
Купи-продай, убей, кидай -
Вот формула сей жизни.


Стучат колёса,- поезда
Куда-то вдаль уходят.
В глухих краях сойдут опять
Беспечной жизни годы.
Сойдут, а может быть опять
Продолжат путь тернистый,
Чтобы понять и осознать
Прямолинейность жизни.


Стучат колёса,- поезда
Уносят вдаль куда-то
Мои мечты, мои слова,
Надежду на удачу.
Мои мечты, мои слова
Наполнены печалью,
И я прошу вас поезда,
Верните всё к началу.

Вас поезда, как небеса,
Прошу не раньте душу,
Вам не дано её понять,-
Моря не сушат сушу.
Лихих путей не сосчитать,
Им нет конца, нет края.
И только вера в чудеса
Распахнет врата рая.

Ничто не может оправдать
Уныние и трусость.
Своя судьба в своих руках,-
Такая вот наука.
Готов признать свои грехи,
Просить у всех прощенье.
Гори звезда моя, гори,
Над поездом "спасенье".


Андрей Ростов
Благословенный небосвод
Благою вестию явился.
Родная, мир у твоих ног
В лучах Светила золотится.

Хрустальный звон колоколов
О сокровенном возвещает,
С ним в унисон бокалов звон
С святым рожденьем поздравляет.

Тебе одной поют все птицы,
Но слаще трели соловья.
Тебя одну ласкают брызги –
Капель хрустального дождя.

Сады повсюду расцветают,
Эдем исполнен красоты,
А родники, того не зная,
Благую весть несут в моря.

Не плачь о годах уходящих,
Ведь время вспять не повернуть.
Всё хорошо, а будет лучше,
И пусть завистники орут.

И в твой прекрасный День рожденья
Желаю Счастья на века.
И в укор всем осужденьям
Сама собою будь всегда.

Андрей Ростов


Кошка

Mar. 18th, 2011 08:44 pm
Зима упорно не сдаёт своих позиций. Ещё в начале недели казалось, ну, вот, весна, долгожданное тепло. Но, нет, рано радовался. Холодный северный ветер сводит на нет попытки солнечных лучей согреть землю.
Глядя на то, как Ксюша прячет свой нос и, опять, тянется к печке, невольно вспомнился стишок, написанный мной еще в 1997 году.

***

Кошка лапой хвост закрыла,
Предвещая холода.
Листья, будто покрывало,-
Им укрылося земля.


Далее... )
Вдыхая запахи простор,
Раскину руки пред закатом.
Всё, что невечно в мире - вздор,
И в том лишь вечность виновата.

Долой спокойствие души!
Долой обыденность сознанья!
К чему рассветы без любви?
К чему закаты без страданья?


Хочу сгореть в огне любви, )
Кружит метель в глухой степи,
Трещат крещенские морозы,
Но льётся песнь, журчит родник
На дне оврага, сердце гложа.

Его морозам не сковать, -
Согрет родник дыханьем Бога.
В нём сила, мудрость, благодать,
Святая правда Небосвода.

К нему тропа не зарастёт,
Зима сугробом не завалит.
Идущий мимо не пройдёт,
Живущий рядом не оставит.

Андрей Ростов
2010 год

Page generated Sep. 26th, 2017 03:45 am
Powered by Dreamwidth Studios